Иконописание после 1917 г.

После прихода к власти большевиков развитие церковной живописи на территории России было практически остановлено. Живописные работы в действующих храмах обычно носили поновительский характер. К немногочисленным исключениям относится творчество В. А. Комаровского, начавшего работать в 10-х гг. ХХ в., и М. Н. Соколовой (монахини Иулиании), учившейся уже в 20-х гг. у иконописца-реставратора В. О. Кирикова.

В 1928–1929 гг. В. А. Комаровский расписал церковь Св. Софии на Софийской набережной в Москве (сейчас под побелкой), а в 1936 г.— алтарь кладбищенской церкви в Рязани (роспись переписана). Вслед за Д. С. Стеллецким художник стремился воссоздать иконографию и стиль древней иконописи, что в послеоктябрьское время приобрело явный смысл неприятия советской идеологии (художник был расстрелян в 1937). М. Н. Соколова много занималась копированием древних икон и фресок, после войны трудилась над украшением храмов ТСЛ, в 1958 г. организовала иконописный кружок при МДА.

Интересна творческая судьба А. Е. Куликова, профессионального иконописца из Калуги, еще до революции окончившего Строгановское училище и занявшегося светской живописью. В 20-х гг. ХХ в. он стал одним из родоначальников «советского лубка», в 30-х — членом Союза художников, а под конец жизни вернулся к работам для Церкви. По его эскизам и при его непосредственном участии была создана роспись алтарной части и сводов Богоявленского Елоховского собора (2-я пол. 40-х гг.). Редчайшим и высокохудожественным образцом церковной живописи того же времени является мозаика с изображением равноконечного креста в церкви Рождества св. Иоанна Предтечи на Пресне в Москве, выполненная неизвестным мастером. Приемы советских мозаик послевоенной поры удивительным образом сочетаются в ней со стилистикой и духом древнейших памятников Равенны. Центр православного иконописания был создан в 30-х гг. ХХ в. в Париже силами русской эмиграции (Г. И. Кругом (иноком Григорием), Л. А. Успенским); иконы писали также в Финляндии и США, где имелось заметное количество прихожан православной Церкви.

Возрождение иконописания в России началось в 80-х гг. ХХ в., хотя некоторые иконописцы начали работать для Церкви в предшествующие десятилетия (архиеп. Сергий (Голубцов), игум. Алипий (Воронов)). Практически все «восьмидесятники» получили светское профессиональное художественное образование, но в своем творчестве обратились к принципам древнерусской иконы. Это было вызвано желанием возродить утраченную духовность, воплощенную в формах традиционного иконописания.

Такая позиция способствовала художественной ориентации на древние образцы, хотя и заимствованные из разных эпох и школ. Так, по мнению архим. Зинона, каждый иконописец должен пройти тот же путь, что и первые русские мастера после принятия христианства, т. е. учиться на произведениях византийской живописи; большинство же современных иконописцев обратилось к отечественному опыту — от иконописи Киевской Руси до царских мастеров XVII в. В 1982 г. возникло первое за советский период профессиональное объединение иконописцев — Алексеевская Патриаршая мастерская. Важной вехой в становлении современного иконописания стали работы по воссозданию интерьеров храмов московского Данилова мон-ря, возвращенного Церкви в 1983 г. В 90-х гг., когда открылись ранее закрытые и опустошенные храмы, увеличилось число верующих, потребность в иконах значительно возросла. Уже в 1990 г. на базе иконописного кружка мон. Иулиании (Соколовой) открылась иконописная школа при МДА, в следующем году возникла приходская иконописная школа при московской церкви свт. Николая в Кленниках, в ПСТБИ был учрежден фак-т церковных художеств с кафедрой иконописания. Появились новые мастерские в Москве и епархиях, в частности в Твери, Курске, Воронеже, Ярославле.

В Палехе иконописная мастерская непосредственно наследовала прежние иконописные традиции, законсервированные в т. н. народном промысле. Стилистически современная икона до сих пор представляет подражание формам древнерусской иконописи разных периодов и мастеров, нередки и чисто копийные произведения. В монументальной живописи особое место принадлежит воссозданию росписи храма Христа Спасителя. Несколько бригад художников, победивших в конкурсе, согласно заданным условиям с максимальной точностью и профессионализмом восстановили все композиции, написанные в XIX в. в академическом стиле. Поскольку роспись фактически дважды была одобрена священноначалием (при ее появлении в прошлом веке и при принятии решения о воссоздании), она становится образцом для последующего иконописания. Все большее распространение получает техника мозаики, привлекающая своей нарядностью и долговечностью (мозаичные образа сейчас, как правило, размещаются на наружных стенах храмов и на воротах). В отличие от иконописи в лучших образцах мозаики преобладает не подражание, а художественная интерпретация традиции.