Кружевница

1823 г., холст, масло, 74.7 х 59.3 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Особое место в истории русского искусства занимают женские портреты Тропинина. Ему, как никому другому ни до, ни после него, удалось выразить новое отношение к женщине не только как к изящному украшению, но и как к матери, жене, хозяйке, подруге. Василий Андреевич Тропинин был крепостным художником графа Моркова и только в 1823 году в возрасте 47 лет получил вольную и в том же году выставил в Академии художеств свою Кружевницу, которая была тепло встречена публикой и сразу завоевала популярность. Он изобразил ее с большой душевной теплотой, стараясь попасть в тон карамзинской Бедной Лизе.

Миловидная девушка, плетущая кружева, изображена в тот момент, когда она на мгновение оторвалась от работы и обратилась взглядом к зрителю, который таким образом оказывается вовлечен в пространство картины.

Этим портретом Тропинин показал, что и крестьянка может быть красива, изящна и кокетлива, не менее, чем знатная дворянка. Художник открывает нам красоту девушки-крепостной, жизнь которой проходит в тяжком труде. В набросках остались скрытыми от зрителей истинные кружевницы, полуслепые, согбенные, некрасивые, убитые работой. А в картине главным является другое - желание показать, что и простая девушка может быт прекрасна и внешне и душой. Так же в свое время воскликнул Карамзин: И простая девушка любить умеет! - и для всех это явилось открытием.

В журнальных статьях критики торопились выразить свое восхищение тропининским пониманием образа крестьянки.

Современник П. Свиньин отмечал: ...и знатоки, и незнатоки приходят в восхищение при взгляде на сию картину, соединяющую поистине все красоты живописного искусства: приятность кисти, правильное, счастливое освещение, колорит ясный, естественный. Сверх того в самом портрете обнаруживается душа красавицы и тот лукавый взгляд любопытства, который брошен ею на кого-то вошедшего в ту минуту. Обнаженные за локоть руки ее остановились вместе со взором, работа прекратилась, вырвался вздох из девственной груди, прикрытой кисейным платком, - и все это изображено с такой правдой и простотой.

Кто были все эти Белошвейки, Кружевницы, Золотошвейки? Наверное, не дворянские барышни, от скуки занявшиеся рукоделием. Были ли они дворовыми девушками или московскими рукодельницами? Во всяком случае все они восходят к украинским впечатлениям художника, и, может быть, на своих полотнах он изобразил крепостных рукодельниц, работающих в помещичьих мастерских.

Такова и Кружевница, которая стала новым явлением в живописном искусстве того времени. В.А. Тропинин создал в этом произведении определенный тип жанрового портрета-картины.

Может быть, современный зритель найдет в холсте черты некой сентиментальности или умиротворенной идеализации действительности, но музе Тропинина была свойственна незлобливая раздумчивость. Он не был борцом. Его чуткая и чистая душа, может, мирилась со многим.

Он чтил красоту человека труда. В „Кружевнице" трогательно воспето чувство внутреннего достоинства, сохраняемого, не глядя ни на какие препоны уродливого быта.