Знамение, перевод, увеличение и уменьшение рисунка, графья

В эпоху расцвета иконописного искусства на Руси наиболее древним и наиболее распространенным приемом изображения задуманной иконы было непосредственное нанесение рисунка (знамение) кистью, углем или карандашом на левкасе доски.

Такое изображение могло служить только начертанием границ, ибо все внутренние детали рисунка при дальнейшей работе закрывались слоем краски и в силу этого исчезали из глаз мастера, и он заканчивал икону либо по памяти, либо по предварительному, заранее заготовленному наброску. Вполне поэтому понятно, что в иконописных мастерских для обеспечения сохранения рисунка на доске во время всего хода писания стали применять особый прием, который назывался "нанесением графьи".

Если изображение выбрано иконописцем из лицевого Подлинника или из рисунков, именуемых "прорисью", и если икона будет написана в размере рисунка, то перевод рисунка на доску совершается таким путем.

На изображение в Подлиннике накладывают прозрачную бумагу и обводят карандашом по ней все очертания его. Сняв эту бумагу и подложив под нее переводную бумагу, налагают ее на лицевую сторону доски. Затем, обводя вторично карандашом по чертам на прозрачной бумаге, перевод этот точно отпечатывается на левкасе. Сняв осторожно переводную бумагу, все линии, отпечатанные на левкасе обводят вставленным в деревянную ручку острым шилом или просто иглою, для получения полного, процарапанного этим путем изображения. Это и есть "графья".

При последовательном покрытии красками площадей изображения нарисованные очертания его почти всегда исчезают, но зато процарапанные графьей линии сохраняются полностью и служат иконописцу руководящим следом в дальнейшей росписи всех деталей иконы.

В старинных иконах графья встречается весьма редко, иногда только в венчике и во внешних очертаниях, намеченных циркулем или линейкой. Со второй половины XV века графья в русских иконах появляется все чаще, а с XVII века следы графьи замечаются почти всегда.

Нужно, однако, заметить, что графьей намечались далеко не все линии рисунка иконы, и начинающим иконописцам весьма полезно изучать графью, особенно по лучшим древним образцам русской иконописи.

При необходимости сделать перевод с иконы, то есть писанной красками, должно поступать тем же путем, как описано выше.

Можно еще упомянуть о другом, более упрощенном, способе перевода рисунка на левкас, особенно широко практиковавшемся в старину.

Лист бумаги, на котором уже сделан перевод иконы (прорись), служащей образцом для писания, прокалывают булавкою или другим острым прибором, служащим, например, для разметки закройщикам, по всем линиям очертания и затем накладывают этот лист на левкас доски. Далее берут кусок редкой материи, наполняют его мелко истолченным углем, охрой или другою темною краской и, туго завязав, начинают быстро бить этим мешочком по наложенному на левкас листу с рисунком. Проникшие сквозь материи пылинки краски попадают через наколотые на бумаге отверстия на левкас и постепенно образуют на нем полный отпечаток перевода.

Убедившись, что рисунок полностью перешел на левкас, осторожно снимают бумагу, обводят карандашом перевод и закрепляют его окончательно графьей.

Этим заканчивается перевод изображения.

Существуют еще [и] другие, известные в прежнее время приемы переводов рисунка на левкас, как, например, мокрою переводною бумагой или чесночным зельем. Однако описанные выше приемы гораздо проще и практичнее, и посему эти последние приемы не объясняются.

Увеличение и уменьшение изображений производится опытными рисовальщиками на глаз и от руки.

Но при неумении или в случае особо сложных заданий применяется следующий известный прием.

Размер доски увеличивается или уменьшается, конечно, пропорционально размерам выбранного изображения. На кальку снимают рисунок и горизонтальную внешнюю кромку его делят на нужное число равных отрезков (например, на 8, 10, 12, 16 и т. д.).

Вертикальную же внешнюю кромку рисунка делят такими же точно равными отрезками, как и горизонтальную, начиная сверху.

Таким образом, вертикальная кромка может вместить в себе не цельное число делений, причем уменьшенный отрезок получится у нижней горизонтальной кромки.

Через все деления проводится карандашом ряд вертикальных и ряд горизонтальных прямых линий. Точно так же размечается и лицевая сторона доски, причем каждый квадратик ее будет пропорционально больше или меньше такового же на кальке. Для удобства можно все деления на обеих сетках по кромкам обозначить теми же цифрами.

После этого наносят рисунок, следя за правильным проведением линий, соответствующих сетке принятого рисунка.

Относительно "прорисей" следует сказать, что они иногда имеют только линейный сухой рисунок, иногда же красной краской показаны и световые разделки.

Встречаются прориси изумительные по своему художественному исполнению. Прориси всегда бережно хранились мастерами иконописи как драгоценные документы художественного иконографического значения.

Среди изданных собрании прорисей следует отмерить Строгановский лицевой Подлинник начала XVII века, а также Сийский Подлинник второй половины XVII века, менее полный, но более выразительный.