Ультрамарин

Вермеер после нескольких ранних работ больше не пользовался смальтой. Его палитра, как и у большинства современников, была весьма ограничена, но, в отличие от них, он чаще пользовался ультрамарином вместо более дешевого азурита. Природный ультрамарин получается растиранием в порошок полудрагоценного камня ляпис-лазурь. После очищения и промывания порошок смешивают с олифой. Для изготовления качественного ультрамарина необходимы точные пропорции между пигментом и олифой, качественный правильно вручную размолотый пигмент. Все вместе взятое увеличивает стоимость краски. И даже правильно приготовленная, краска остается волокнистой, очень трудной для живописи. Но в смеси с белой этот дефект менее заметен. Окончательный результат дает очень прозрачный темно синий цвет. Только черный цвет является более темным.

В смеси с белым он остается безукоризненно блестящим даже в светлых оттенках. Высокая цена, сложное приготовление и сложность нанесения - все это компенсируется великолепным окончательным результатом. Выдерживает продолжительное воздействие солнечного освещения, но не может противостоять действию слабых кислот, таких как уксусная или лимонная. Синий цвет желтеет и становится почти белым. Природный ультрамарин в настоящее заменен синтетическим аналогом. Большинство художником пользовались ультрамарином очень скупо, в основном для тонкой лессировки поверх непрозрачного нижнего слоя, а не для основного тона. Использование ультрамарина в работах Вермеера показывает, как он совершенствовался в живописи. Эта краска обнаружена во всех его работах. Не только в объектах синего цвета, но и следы ультрамарина обнаружены в белых тканях, черных мраморных плитках, зеленой листве, беленых стенах и даже в тенях ярко оранжевого платья в картине «Бокал вина». Замечательным примером использования ультрамарина может быть изображение атласного платья в картине «Дама в голубом, читающая письмо», хотя и менее яркость цвета в настоящее время несколько утрачена вследствие старения лака.

Глубина цвета шали «Молочницы» - другой пример, когда очень хорошая сохранность картины может показать всю глубину и сверкание натуральной ляпис лазури. Такое обильное использование ультрамарина Вермеером кажется навязчивым, пока мы не начинаем понимать, насколько восприимчиво было зрение художника. В самом начале своей карьеры осознал, что примесь ультрамарина с серым, получаемым смесью белил, жженой кости и необработанной умбры в различных пропорциях дает тот эффект яркого дневного света, который невозможно изобразить другими средствами. Эта техника обнаружена только на полотнах Вермеера.

Примесь синего в тенях была использована только импрессионистами только много лет спустя. Другой пример использования ультрамарина можно найти в картине «Молодая женщина с кувшином воды». Разумеется, ультрамарин использовался при изображении синей драпировки. Также он присутствует в изображении оконных стекол, через которые комната освещена солнечным светом. Вермеер наносил тонкие непрозрачные и полупрозрачные слои ультрамарина с белилами в различных пропорциях поверх более теплого тона холста, который все еще может быть виден при пристальном рассмотрении. Это позволило передать различную степень интенсивности света, то, как он играет и переливается, проходя через неровное стекло.

Свинцовые перегородки окна прорисованы тоже ляпис лазурью, но в этом случае Вермеер добавлял в ультрамарин очень небольшое количество белил, нанося краску поверх более темного нижнего тона. Контраст между голубоватым тоном стекла и теплым оттенком солнечного света, проходящего через оконные стекла, кажется абсолютно натуральным. Головной убор молодой женщины вначале был прорисован смесью белил и нейтрального серого. После высыхания, Вермеер наложил бледные тени ультрамарином для изображения непосредственной прозрачности накрахмаленной ткани, залитой светом. Ультрамарин обнаружен даже в светло сером цвете задней стены. Тени об белых объектов особенно трудно вписать в общую тональность картины. Нидерландские живописцы пользовались смесью черного или умбры для изображения тени об белых объектов и углубления цвета. Эта техника сохраняла цветовое единство картины, но не могла передавать свежесть натурального дневного освещения, которое старался передать Вермеер.