Свет и тень

В природе все целостно, все взаимосвязано. Предметы не существуют вне окружения, вне потоков света и воздушной среды. Поэтому тональные и цветовые соотношения имеют такое большое значение в решении замыслов художника. Слаженность тонов отражает взаимозависимость предметов и среды, соотношения между формами. Стройность, целостность изображения в свою очередь тоже зависит от соподчиненности тонов в рисунке.

Общую тональность мотива важно угадать и образно выразить и тогда, когда натура привлекла ваше внимание и такими яркими эффектами, как, например, контрасты света и тени. В этом случае игра светотени будет интересовать вас прежде всего, но надо помнить и то, что вы заметили и поняли, когда речь шла о тоне и тональных отношениях. Только при этом условии вы правильно подойдете к светотеневому решению своих рисунков и поймете значение этого могучего средства графики, «смысл» его языка в композиции.

Художнику свойственно страстно отдаваться впечатлениям и с неуемной энергией добиваться воплощения своей идеи. В творческом воодушевлении он следует только обуревающему его замыслу, нередко яростно отвергая всякий иной выбор средств.

В повести «Неведомый шедевр» О. Бальзак ярко раскрыл мысли художника, решительно отстаивающего свою пластическую идею: «Я не вырисовывал фигуру резкими контурами, как многие невежественные художники, воображающие, что они пишут правильно только потому, что выписывают гладко и тщательно каждую линию, и я не выставлял мельчайших анатомических подробностей, потому что человеческое тело не заканчивается линиями… Натура состоит из ряда округлостей, переходящих одна в другую. Строго говоря, рисунка не существует! В природе, где все выпукло, нет линий: только моделированием создается рисунок, то есть выделение предмета в той среде, где он существует. Только распределение света дает видимость телам!» Известно, что писатель почти буквально воспроизвел то, что слышал от Эжена Делакруа, перед творчеством которого он преклонялся.

И действительно, посмотрите только на одно полотно великого живописца. Вспышки света приковывают внимание к одухотворенному лицу Жорж Санд, словно на лету схватывают решительный жест ее руки, а широкий поток теней обрисовывает красивый профиль, придавая живость взгляду. Светотень почти скульптурно лепит форму головы, отсекая уходящие вдаль грани, искрясь ярким светом на выпуклостях. Падающая тень увела правую руку в глубину пространства, подчеркнув движение левой. Живой ритм светлых и темных пятен вновь и вновь заставляет всмотреться в лицо писательницы, которая вовсе не позирует, а увлеченно говорит с собеседниками. И по упрямому наклону головы, по отстраняющему жесту ее руки можно догадаться, что идет спор, в котором она отстаивает свои взгляды не менее страстно, чем автор портрета. В этом убеждают мощные аккорды темного и светлого.