Характерные черты глаголицы

1. Бросается в глаза отсутствие в глаголице букв греческого алфавита, а конкретно - "кси" и "пси", которые в кириллице наличествуют. Обе эти буквы не отражают самостоятельные звуки, а являются лишь частой комбинацией двух в греческой речи, т. е. "к+с" и п+с". Автор глаголицы оказался более независимым, более славянином и логическим изобретателем, чем Кирилл. А раз обе буквы - лишь комбинации двух звуков, уже имевших буквенное обозначение, зачем же изобретать еще третью, особую букву? Автор глаголицы знал славянский язык тоньше, чем Кирилл. Он понимал, что в славянском языке сочетания "кс" и "пс" чрезвычайно редки, а поэтому он и не употребил для них особых букв. Принцип простоты, ясности им выдержан более, чем Кириллом.


2. В глаголице имеются две буквы для обозначения твердого и мягкого "г". В этом отношении глаголица тоньше передает фонетику славянской речи. В греческом языке есть одно "г", хотя значок придыхания заменяет до известной степени мягкое "г". В этом отношении кириллица с одним "г" ближе к греческому образцу и вместе с тем искусственно упрощает славянскую фонетику.


3. В глаголице - две разные буквы для звуков "дз" и "з". В кириллице первоначально была лишь буква "з". Но позднее звук "дз" (дифтонг) стал передаваться перечеркнутой буквой "з". Здесь кириллица следовала глаголице. Вернее, кириллицу усовершенствовали до степени глаголицы в передаче славянских звуков.


4. В глаголице нет звука и буквы "е", т. е. йотированного "э"; это коренная гласная, как то: а, о, у, и, э, - а не те же, но йотированные: я, е, ю, i (украинское "йи"), е. Произносили: зэмля, зэлэный и т. д.
Из всех славянских языков особенностью только современного русского является усиленное развитие йотирования, приведшее к тому, что подавляющее количество слов с архаическим, свойственным всем другим славянским языкам "э" превратилось в "е", т. е. в й+э. Из всех слов, кажется, лишь слово "этот" с производными удержало "э" без йотирования. Все другие слова: этаж, электричество, экипаж и т. д. - иностранного происхождения.


Получается странное явление: звук "э" в русском языке не забыт, но в русских словах его уже нет.


В глаголице звуку "е" (есте) соответствовала буква, весьма похожая на существующую "э", но обращеннаясвоими остриями не налево, а направо, поэтому наше новое (со времен Петра I) "э" и называлось в старину "е оборотное", т. е. повернутое в обратную сторону.


На других различиях мы не будем останавливаться, ибо не пишем филологического трактата.


Перейдем к очень важному для истории вопросу, на который до сих пор, к сожалению, обращали слишком мало внимания.


И глаголица, и кириллица копировали греческий алфавит в том отношении, что давали буквам в его порядке определенное цифровое значение (арабских цифр сегодняшних не употребляли). Отсюда буква "а" как первая в алфавите означала 1, если над ней ставили точку или особый значок, и т. д.


Лица, изучавшие церковнославянский язык, конечно, помнят его алфавит: а - "аз", б - "буки", в - "веди", г - "глаголь", д - "добро" и т. д. Этот порядок был каноном славянской письменности, отсюда и слово - "азбука".
В греческом, однако, буквы "в" нет вовсе. В кириллице она расположена в том же порядке, что и в глаголице, но цифрового значения не имеет. Вернее, для одной и той же цифры можно по желанию употреблять и "б", и "в".


Цифровое значение букв в глаголице было: а=1, 6=2, в=3, г=4, д=5, е=6, ж=7, з=8, дз==9, i=10, и=20 и т. д.


В кириллице же: а=1, б или в=2, г=3, д==4, е=5, ж, з=6, дз=7, и=8, фига =9,1=10 и т. д.


Полное совпадение было лишь в случаях а=1, 1=10. Теперь становится понятным разнобой в некоторых датах хронологии: если оригинал был написан глаголицей, а переписывался кириллицей, но переписчик, механически повторяя буквы оригинала, фактически изменял цифры, как это мы показали на примере с договором Светослава. Этот факт может иметь особенное значение в монументальных коротких надписях: даты могут расходиться на десятки лет от действительности, если мы не примем во внимание вышеизложенного.


Таким образом, древние славяне пользовались двумя коренным образом различными (графически и нумерич-но) алфавитами. Как бы ни старались заумничать, стремясь нас убедить в близости графики этих алфавитов (см., напр., Селищев, 1-й том, стр. 47), даже намеренно подобранные буквы для сравнения убеждают нас в одном: графически это совершенно различные системы.


Наоборот, все согласны, что сходство греческих букв и кириллицы настолько велико, что развернувшему и читающему славянский кириллический манускрипт кажется, будто перед ним греческий текст. Поэтому неудивительно, что кириллицу назвали "греческим письмом".


Однако глаголица веками старше кириллицы и совершеннее ее фонетически. Глаголицу составлял, несомненно, славянин и человек глубоко образованный, ибо глаголица отражает и древнееврейский алфавит. Отсюда главный вывод: культура славян, достигшая уже стадии письменности, существовала по крайней мере на 500 лет раньше Кирилла. Развитие этой письменности происходило в разных местах славянского мира и шло неодинаковыми путями. Особенно успешно развивались самостоятельные варианты, бравшие за основу графику греческого письма. На долю Кирилла пало лишь возглавить и окончательно оформить то, что было во всеобщем употреблении, но не имело правил и известного канона. Кирилл дал не только это, но и основу церковной письменности, создав ее своими руками.


Интересно отметить, что латинский алфавит не имел столько подражаний и совершенных образцов.


Дальнейшие исследования, несомненно, приведут множество новых, дополнительных доказательств схеме развития славянской письменности.