Возрождение иконописи

В Музее истории города Москвы продолжает работу выставка "Русская икона в конце XX века". Представлено более 50 работ из шести иконописных центров Москвы. Учредители выставки - правительство Москвы и городской Комитет по культуре.

Сейчас уже мало кто помнит, как в 1989 году в темноватом приделе Знаменского собора на улице Разина (ныне Варварка) открылась первая за много десятилетий выставка современной иконы. Были представлены несколько мастеров из Москвы, Владимира, Киева, кажется, еще Коломны. Казалось, что участники выставки только что вышли из глубокого подполья (да так оно по сути дела и было): они все время недоверчиво озирались по сторонам, ни один, кроме Бориса Бычевского, не пожелал назвать свое имя, и, похоже, как художники, так и зрители ждали, что вот-вот выставку закроют.

Иконы были немудреные, в основном копии с известных образцов, явно рассчитанные на зарубежного покупателя. Да какими они могли еще быть? И все-таки вспомним добром ту далекую выставку - впервые тогда разрозненные, сидевшие по своим норам вчерашние "нелегальщики" собрались вместе и открыто заявили о своем существовании...

А сегодня в залах одного из лучших музеев Москвы показывают свои достижения шесть крупнейших иконописных центров. Это: "Русская икона", которой принадлежат инициатива выставки, ее замысел и разработка; Ассоциация монументальной живописи при МОСХе; иконописные мастерские Православного Свято-Тихоновского Богословского института; Объединенная мастерская "Канонъ"; Московская иконописная мастерская; Мастерская резных икон Азбухановых. Вместе с ними представляют свои иконы и лицевое шитье мастера из Международной ассоциации художников при ЮНЕСКО. Цель выставки, по словам руководителя центра "Русская икона" Елены Князевой, показать, что русская иконопись постепенно выходит из долгого летаргического сна, что силами мастеров столицы вновь начинает возрождаться московская школа иконописи.

Нет нужды повторять невеселую историю иконописи на Руси. Можно сказать только, что беды русской иконы начались не при "злых" большевиках, а гораздо раньше. И самый тяжелый удар, от которого она уже не оправилась, нанесло ей в XVII веке так называемое "обмирщение" культуры - вторжение в нее светского, земного начала. Цельное средневековое мировоззрение дало тогда непоправимую трещину, и люди нового времени навсегда потеряли умение изображать на иконах не плоть, а дух.

Неземных бестелесных ангелов Андрея Рублева заменили тяжеловесные мясистые ангелы Симона Ушакова и Иосифа Владимирова. А потом был XVIII век с его нерусским барокко, ремесленный XIX век, и кризис иконописи становился все явственней. Иконы начала XX века, даже лучшие из них - В. Гурьянова и О. Чирикова с их одинокими, как свечи среди пустоты, фигурами святых, утонченны, красивы и очень холодны. Это - тупик. Модерн В. Васнецова и М. Нестерова положения не спасал. Каким образом иконопись преодолела бы кризис, мы не знаем - 1917 год прервал ее нормальное развитие на многие десятилетия.

Сегодня мы видим на выставке работы наших современников. Это уже не самоучки, тайком пытавшиеся возродить древнее искусство. Это профессионалы, мастера своего дела, работающие "артелью" под руководством авторитетных наставников. Иконы, писанные ими в рамках древнего "канона" и с должным благословением духовных лиц, отвечают всем требованиям религии и по праву занимают свое место в сегодняшних храмах и жилищах. Что же касается художественной стороны, то и здесь следует отметить не только высокую духовность, но и высокое качество исполнения, выгодно отличающее эти работы от массовой продукции Софриносих мастерских.

Я не хочу ничего плохого сказать о Софрине - его продукция очень нужна, ведь спрос на иконы сегодня поистине неутолим, до сих пор во многих вновь открытых храмах используются открытки и репродукции из журналов; просто есть ощутимая разница между иконой массовой и авторской. Несмотря на "канон", в ряде икон, особенно у мастеров центра "Русская икона", прослеживается индивидуальный творческий почерк, хотя вполне различимы образы, которыми вдохновлялись художники: московская, ярославская, псковская, новгородская школы XV-XV1 вв. Много и откровенных копий, и страшного в этом ничего нет - "списки" всегда чтились на Руси не менее знаменитых подлинников.

А где же московская школа XX века, которую обещают нам участники выставки? Ее, конечно, нет и быть не может: школы создаются веками, а новая иконопись вышла из небытия всего-то несколько лет. Так что судить о наличии школы XX веха можно будет лет через 50 или 100. Речь может идти лишь о намерениях и о первых шагах, которые делают совремви ные наши "богомазы" - трудных;, мучительных, часто на ощупь. Пусть поможет им Бог в их благородном деле!

Олег Торчинский
"Московская правда"