Опыт создания фрески

Чистая фреска - в основном итальянская. К чистым пигментам добавляется известковая вода, на которой делался левкас.

Но такие краски практически не продают. Вы сами их делали?

Да, мы готовили их сами по старинной технологии.

Брали много интересных пигментов, полудрагоценные, дорогие камни - малахит, лазурит. Геологи привозили нам минералы. Их нужно было предварительно на машинке растолочь, а затем вручную дотереть до порошка пестиком на стекле. Однако надо было знать химический состав пород, потому что, если перетереть, например, малахит, он будет не зеленым, а сероватым. Лазурит нужно брать хорошего сорта, чистой породы, афганский.

Киноварь, очень вредную ртутную краску, мы старались не употреблять. Для красного сейчас берут химический кадмий красный. Также используется красная земля - порода. Есть такая краска - мумия, бывает краска из растений и даже есть индийская желтая из мочи слонов.

Что самое сложное в технике фрески?

Приготовление левкаса. Это очень трудоемкий процесс: нам пришлось сначала вырыть две большие ямы, сделать в них срубы и замочить там пушонку - гашеную известь. Кстати, раньше этот процесс был еще сложнее, так как брали негашеную известь, кидали в нее что-либо органическое (чуть ли не теленка), чтобы растворить и погасить известь.

А зачем нужно гасить известь?

Гашеная известь не вспучивается. Кроме того, в ней происходит процесс кальцинизации. Залитая водой, она должна стоять не менее года, лучше несколько лет. В некоторых старых источниках есть указания на то, что иногда замачивали ее и на 25 лет. Кто работает с известью, тот знает, какого качества она становится, когда долго лежит. Она получается, как сметана или сливки - очень эластичная. Затем мы ее перекладывали в специальную емкость - в большую ванну, промывали от 60 до 90 раз и заливали водой. Каждый день в течение 60-90 дней приходилось снимать так называемую ямчугу - налет вроде ледка, который образовывался на поверхности. Ямчугу снимают специальными совками, затем вымучивают, получается хорошая известь. Оставшуюся чистую воду сливают и используют для приготовления красок. Промытая известь перекладывается в бочки, и потом из нее изготавливают левкас, соблюдая правильные пропорции при смешивании извести с песком. Песок лучше брать ямный -колючий, не гладкий. Потом добавляется цимянка - тертый кирпич (в Италии добавляли черепицу); потом бычья желчь и мелко рубленная льняная пакля. Пакля нужна как некая армированная сеточка, соединительная ткань, которая дает прочность. Затем все тщательно вымешивается в бетономешалке, чтобы не было никаких комочков, которые способны лопаться на стене, что, как правило, приводит к трещинам на красочном слое. В старину это все руками делалось - били несколько дней, а сейчас - за два-три часа. Но прежде чем нанести красочный слой на стену, нужно еще и стену подготовить. Было очень сложно, так как пришлось очищать стену от бетона до кирпича (красочный слой наносится обязательно на кирпич, а не на бетон). Затем в течение двух дней разбрызгивать по стене воду, чтобы стена «напилась» -была хорошо вымочена. Но нельзя ни в коем случае переусердствовать. Наступает такой момент, когда стена перестает «пить», и с нее начинает скатываться вода. Это означает, что она находится в состоянии влажности, и теперь можно наносить на нее известковую штукатурку. Она накладывается не жидко. Ее необходимо наносить как бы втирая - она не должна сползать со стены, а очень туго идти. На другой день делается затирка — выравнивание отштукатуренной стены (и здесь много своих тонкостей). После создания первого слоя наносится левкас. Это делает специалист. У нас работала превосходная художница Оксана Смирнова, у нее это очень хорошо выходило. Своими руками весь храм «отлевкасила» (больше двух тысяч квадратных метров).

Как наносится левкас?

Левкас наносится на определенный участок, на который художник сначала должен перенести свой сюжет с бумажного картона.

Допустим, сегодня он выполняет полфигуры или голову. Для этого он очерчивает на стене участок и обводит его клеевой краской, чтобы не смывались границы. В границах этого участка наносится левкас, а художник выдавливает рисунок с бумаги на стену. Это называется прорезь. По ней художник пишет фреску, пока стена «пьет», пока она сырая.

- Фреска быстро пишется?

Художник должен уложиться в 10 часов, а если не уложится, все высохнет, и придется ее сбивать, так как краска впитывается в сырую поверхность на определенную глубину и не имеет поверхностного слоя.
Роспись фрески таким образом (фрагментами) идет очень быстро, если еще учесть, что во фреске многое упрощено по сравнению, скажем, ,с иконописью. В иконописи вохрение идет в три-пять слоев, а здесь - в два-три. Там - лессировка, здесь все пишется в большей степени условно. Искусство монументальной росписи основывается на понимании масштаба композиции и чувстве декоративного цвета. Проработка идет, но она более обобщенная.

За день до росписи художник должен подготовить колера к росписи?

Да, он наводит колоранты заранее, и здесь существует своя технология. Допустим, охра, чтобы сделать лики вохрением, охра номер один, номер два, в разбел, охра теплая, охра холодная и т.д. Существует пош - такой цвет, которым рисуют линии, делают описи фигур, ликов, он ближе к коричневому. Прозелень, основные тона - голубец, рехть, зеленый.

В эскизном проекте это все заранее должно быть разложено. Человек, наводящий колера, должен быть художником. Это работа расколеровщика. Не дай бог, лишних белил добавить в колер - на стене он будет выглядеть, как белесый. Если же черного чуть-чуть переложить - будет уже мрачный, если чуть-чуть красного - пойдет в красноту. Важно чувствовать пропорции. Замесы делают очень опытные художники.
- Можно сказать, что создание фрески - это коллективный труд?

Мы все в принципе универсальные художники: каждый из нас может делать рисунки, графью нанести, цвет подобрать и писать. Художник должен весь этот процесс знать. Но в артелях традиционно выделяли тех, кто лучше владеет теми или иными навыками. Самым главным был знаменщик, который наносил рисунок и размечал композицию. Он мог и красками писать, но главное -он должен был чувствовать масштаб. Если на потолке изобразить лик Спасителя чуть меньше, он уже не будет впечатлять: масштаб теряется. А если слишком увеличить, будет давить. Надо хорошо чувствовать масштаб храма, того архитектурного пространства, в которое вписываешь все это. Лучше работу по фреске вести параллельно: одновременно замачивать известь, делать макет.

Существует ли свобода творчества в пределах канона ?

Создать новую иконографию, наверное, возможно, это не запрещается, но делать это должен человек глубокой веры, знающий догматы церкви, понимающий иерархию, - художник, способный превратить свои писания в богословие в красках. Это было под силу подвижникам, которые создавали первоисточники, - таким, как Андрей Рублев. Он же был монах, изучал традицию.

В старых канонических композициях все имеет определенную соподчиненность. А если художник начнет творить, он может что-то еретическое создать.

Источник - www.icon-dialog.orthodoxy.ru/tehnology/vozrfreski/vozrfreski.htm