Ярь-медянка

Эта зеленая краска использовалась с античных времен до эпохи Барокко. Упоминается еще в Греческой и романской литературе как эрука, обозначая различные голубовато-зеленый или зеленый цвет коррозии, образующийся на поверхности меди и медных сплавов, медной руде.

Уксусно-медная соль.

Получается при окислении меди парами уксуса, вина и урины, налет потом соскабливали, сушили, размалывали. Согласно рукописи 16 века для ее приготовления надо «взять молока кислого, творожистого, положить его в медный сосуд. Медным прикрыть, да туда же положить всяких медных крох и листу веничного или трав всяких зеленых, а держать все месяц, а смотреть в месяц четыре раза и размешивать, чтоб зелено было, а держать в тепле на печи, а сушить исподволь в тепле же». В средние века это был один из самых ярких зеленых пигментов.

Ярь-медянка очень нестабильная, из-за этого художники вынуждены были защищать ее лаком. Под влиянием сульфатов, содержащихся в воздухе, краска темнеет. Другая трудность состояла в том, что он не смешивается с белилами и аурипигментом, но применяется как лессировка вследствие своей прозрачности. Этот пигмент часто использовался для изображения ярких зеленых драпировок. Вермеер использовал его лишь однажды, в «Госпоже и служанке». Ярь-медянка, ультрамарин и следы свинцовой желтой найдены в темно-синей скатери.